Успех интегратору обеспечит наличие отраслевой экспертизы

26 Февраля 2007 CNews
CNews
26 февраля 2006 г.
http://www.cnews.ru/reviews/index.shtml?2007/02/26/237556_1
Михаил Кожевников, генеральный директор компании Открытые Технологии

Сегмент системной интеграции растет сейчас быстрее, чем рынок ИТ в целом. Тем не менее, конкуренция между игроками высока. Как считает Михаил Кожевников, генеральный директор компании Открытые Технологии, чтобы преуспеть, системный интегратор должен сегодня уметь быстро развивать у себя компетенции в новых отраслях. О наиболее активных секторах - потребителях ИТ и о созданных в компании для работы с ними центрах решений Михаил Кожевников рассказал в интервью CNews.


CNews: Понятие "системная интеграция" в нашей стране достаточно размыто. Давайте начнем с того, что Вы под этим понимаете. Какой набор услуг должна оказывать компания, чтобы называть себя системным интегратором?

    Михаил Кожевников: Системный интегратор – это, прежде всего, компания, умеющая решать для заказчика задачи, в которых доминирующую роль играют информационные технологии. То есть такие задачи, которые направлены на решение проблем и рост бизнеса заказчика и в основе которых лежат ИТ в качестве инструмента решения.

    Что касается набора услуг – в первую очередь, это умение грамотно понять задачу, которая стоит перед заказчиком, умение обоснованно предложить ему оптимальное решение и умение это решение реализовать. Таким образом, мы получаем комплекс из консультирования заказчиков по вопросам, связанным с его задачами, умение обосновать выбор системы из набора возможных путей решений, умение грамотно спроектировать систему и затем довести решение до логического конца, то есть до внедрения и в дальнейшем – сервисного обслуживания.

CNews: Как вы оцениваете развитие ИТ-рынка и в частности сегмента системной интеграции за последний год?

    Михаил Кожевников: Безусловно, рынок системной интеграции продолжает развиваться. Темпы роста в этом сегменте сейчас увеличиваются. В этом году крупными системными интеграторами, и в частности нашей компанией, было выполнено множество различных проектов. Приведу цифры: рост ИТ-рынка за 2006 год составляет около 20% - это последняя оценка Мининформсвязи. А рост рынка именно системной интеграции по нашим оценкам – порядка 35-38%.

    Одной из тенденций при этом продолжает оставаться разделение между крупными системными интеграторами и нишевыми. Такой тренд проявился, наверное, года два – три назад, и сейчас разрыв растет все более быстрыми темпами.

CNews: Если говорить о комплексных проектах системных интеграторов, заметной тенденцией становится предложение ИТ-компаниями услуг бизнес-консалтинга. Многие компании даже позиционируются как бизнес-консультанты с использованием ИТ. Отмечаете ли вы такую тенденцию? Считаете ли вы, что ИТ-компания может быть хорошим бизнес-консультантом или бизнес-консалтинг в ИТ-проекте должна выполнять соответствующая компания, которая бы тесно работала с ИТ-подрядчиком?

    Михаил Кожевников: Такая тенденция на самом деле появилась уже давно – наверное, когда наметился большой разрыв между крупными интеграторами и нишевыми. Думаю, этот разрыв как раз и обусловлен тем, что заказчики в первую очередь хотят видеть в качестве своего генерального подрядчика компанию, которая не просто в состоянии привезти им коробки, проинсталлировать ПО и потом оказывать сервисное обслуживание. Нужна компания, которая может взять на себя функции дальнейшего развития информационных систем в целом. Это невозможно сделать, не понимая, для чего нужны предприятию ИС.

    Зачастую руководителям предприятий абсолютно все равно, какой сервер у них стоит в серверной комнате. Главное – чтобы те задачи, которые на нем решаются, помогали расти и развиваться их бизнесу.

    И выбор ИТ-компании – это вопрос не просто разовой поставки. Важно, как будут с ней складываться отношения в будущем, ориентация идет на долгосрочное партнерство. Подобное партнерство невозможно без понимания ИТ-компанией задач, которые она решает у заказчика. Таким образом, упомянутая выше тенденция предложения услуг бизнес-консалтинга становится просто жизненной необходимостью. И если компания не будет оказывать таких услуг, рано или поздно она окажется в разряде нишевых, предлагающих узкоспециализированные решений, интересные не заказчику в целом, а одному из его небольших подразделений.

    Если же говорить о том, способна ли ИТ-компания оказывать качественный бизнес-консалтинг в полном масштабе, то, на мой взгляд, пока таких компаний на рынке нет. Есть компании, позиционирующие себя в качестве бизнес-консультантов, и они могут сделать больше, чем остальные. Некоторые игроки могут закрывать отдельные пласты – финансы, стратегии ИТ-развития. Но если сравнивать с мировыми бизнес-консультантами, то до подобного уровня у нас еще не доросли.

    Появятся ли такие компании в будущем? Сложно сказать, ведь это все-таки два очень разных бизнеса. Конечно, они связаны, и ИТ-компаниям нужны бизнес-консультанты, которые помогали бы им делать их проекты. Бизнес-консультанту же важнее продать свои услуги и ему относительно безразлично, кто именно будет реализовывать его проект. Также отмечу, что очень много времени в плане консалтинга отводится на организационный консалтинг – и это то, к чему российские системные интеграторы, на мой взгляд, пока просто не готовы. У некоторых это присутствует в небольшой степени, например, когда дело касается ERP-систем. Но масштабно и в отрыве от ИТ-бизнеса – такого я пока не наблюдаю.

CNews: Отмечаете ли Вы какую-либо отраслевую специфику среди ваших клиентов? Какие отрасли сегодня являются наиболее активными в плане системной интеграции?

    Михаил Кожевников: Прежде всего, что дают информационные технологии? Они дают скорость в принятии решений, прозрачность в контроле различных потоков информации. Поэтому спрос на ИТ выше всего в высококонкурентной среде, где предприятиям, чтобы выжить, необходимо идти впереди своей отрасли. К таким относится банковский сектор, ритейл, где конкуренция нарастает.

    Также ИТ востребованы там, где высока сложность бизнеса, собственники отделены от непосредственно управляющего персонала, но тем не менее хотят иметь полную картину происходящего с компанией, что и реализуется с помощью ИТ. К таким отраслям относится, например, нефтегазовый сектор. Конкуренция здесь не такая острая – по большому счету все уже поделено, и дальше вопрос лишь в том, кто более эффективно использует свои месторождения.

    А есть отрасли, в которых ИТ является базовым средством непосредственного производства. Это, в первую очередь, телекоммуникации.

    В связи с тем, что правительство сейчас декларирует прозрачность деятельности госорганов для населения, все больше "поднимает голову" госсектор.

    Также к активным потребителям ИТ можно отнести любую отрасль, которая находится в процессе реорганизации. Пусть во время реорганизации будет некий спад, но в дальнейшем, при выстраивании новых бизнес-процессов, информационные технологии становятся очень востребованы. Как пример можно привести энергетику, транспорт (хотя последнее можно отнести к той же категории, что и нефтегаз).

CNews: Какие из этих отраслей для вас ключевые? И какова специфика работы с каждой отраслью?

    Михаил Кожевников: На сегодня мы выделили ряд отраслей, которые являются для нас ключевыми. Это нефтегазовый сектор, госсектор, энергетика, финансы, телекоммуникации и ритейл. Шесть основных отраслей, для каждой из которых мы разрабатываем свой пакет отраслевых решений. Мы идем по пути создания отраслевых центров решений. Не скажу, что это уникальный метод, но это эффективно и это делают немногие.

    У нас уже есть Центр решений по топливно-энергетическому комплексу. Он был организован в марте прошлого года и специализируется на разработке собственных отраслевых продуктов. На базе Центра более двадцати специалистов, имеющих большой опыт ведения проектов в крупнейших компаниях ТЭК России, оказывают услуги по аудиту ключевых процессов нефтедобывающих и сервисных предприятий, консалтингу, проектированию инновационных информационных решений для ТЭК и разработке отраслевых информационных систем. Нами уже реализованы первые проекты, компания получила 4 патента, три из них – на платформы, а один – непосредственно на продукт. Надеюсь, мы будем успешно развиваться в этом направлении и дальше.

    В конце 2006 года мы также создали центр компетенции в сфере телекоммуникаций. Думаю, что в этом году у нас появится центр по энергетике.

    Таким образом, специфика имеется, и ее знание серьезно расширяет позиционирование системного интегратора. Понятное дело, любая ИТ-компания, решая задачу заказчика, пытается сначала понять, а что стоит за этой задачей, в чем ее причина и что ее решение даст клиенту. Такие задачи для каждой группы отраслей имеют свой характер. Как только мы поднимаемся выше уровня ИТ-отдела, мы тут же переходим в специфику. На уровне ИТ-отдела специфики как таковой нет – например, сеть – она в любом бизнесе сеть. Здесь решения сами по себе универсальны, и мы, как системный интегратор, предлагаем весь спектр этих решений. Это типично для крупных системных интеграторов. Но как только мы переходим в область, связанную с решением специализированных задач, которые интересны именно топ-менеджменту компании – мы попадаем в категорию задач с отраслевой спецификой.

CNews: У вашей компании большой опыт работы с госсектором. Существует ли специфика работы с госорганами? Насколько, на ваш взгляд, удовлетворены ИТ-потребности этой отрасли по сравнению с другими?

    Михаил Кожевников: Специфика есть. У госсектора иначе, чем в бизнесе, выстроен процесс принятия решения. Все очень четко регламентировано. Поэтому к специфике можно отнести работу с механизмом принятия решений.

    Что касается специфики спроса, то здесь ситуация сложная. С одной стороны, принято много программ по развитию информационных технологий в госсекторе. А с другой стороны, для госструктур ИТ не являются жизненной необходимостью, не считая создания ведомственных банков данных. Поэтому и темпы реализации таких программ отстают от заявленных. Кроме того, не хватает людей, которые бы стали двигателями этих процессов. Еще одна проблема – внутренняя конкуренция, когда большое количество министерств по сути соперничают друг с другом за госбюджет. Подобное "перетягивание одеяла на себя" не приводит, на мой взгляд, к эффективному решению стоящих задач. Выход из сложившейся ситуации один - объединив свои усилия, ведомства решили бы свои проблемы более эффективно. При этом, безусловно, по объему средств, выделяемых на ИТ, госсектор один из самых емких.

CNews: По каким критериям заказчик должен выбирать себе системного интегратора?

    Михаил Кожевников: Подобные критерии очень индивидуальны и формулирует их, как правило, заказчик самостоятельно. Под любую задачу, требующую решения, пишется техническое задание, затем, на основании его, разрабатывается система критериев.

    Если же вы спросите мое личное мнение – конечно, при выборе системного интегратора важно наличие у него опыта подобных проектов. Не начав работать, слова говорить умеют многие. А как проверить, что будет на деле? Только одним способом – посмотреть, что было до этого. Если же компания подобных проектов еще не выполняла, или если рынок совсем новый и вообще нет компаний, которые бы с такими проектами сталкивались – тогда важна способность интегратора быстро развивать у себя нужные компетенции.

    Остальные критерии выбора индивидуальны в каждом отдельном случае.

CNews: Ваша компания работает с большим количеством вендоров. Как происходит процесс выбора конкретного вендора под проект? Насколько этот процесс прозрачен для заказчика? Какие факторы здесь являются решающими?

    Михаил Кожевников: Во-первых, есть техническая оптимальность. Правда, большинство вендоров, с которыми мы работаем, более или менее равнозначны, поэтому выбор делается на основании нескольких факторов. Первое – мы стараемся подобрать вендора, который был бы наиболее оптимален не только с точки зрения технологии, но и с точки зрения истории заказчика. Например, возможно, у заказчика уже есть специалисты, работавшие с оборудованием того или иного вендора, и их не нужно будет переучивать. Второе — в каждом конкретном случае мы учитываем фактор правильности построения решения на той или иной платформе. В этом случае учитывается то, какие системы уже есть у заказчика, какие задачи он хочет решить – ведь если ПО крупных игроков выпускается для любых платформ, то в сфере нишевых программных решений ситуация иная. И, наконец, бизнес-этика. Работа со многими компаниями на рынке одновременно накладывает на нас определенные обязательства. И если мы, к примеру, идем в какой-то проект вместе с определенной компанией, то мы и будем реализовывать его вместе. Дав слово, мы очень щепетильно относимся к тому, чтобы его держать.

CNews: Расскажите, какие интересные проекты были реализованы Открытыми Технологиями за последний год?

    Михаил Кожевников: Проектов было много. За последний год один из наиболее серьезных проектов у нас был связан с МВД республики Башкортостан. Мы участвовали в создании единой информационно-телекоммуникационной сети (ЕИТКС) в рамках общероссийской программы.

    В ГМК "Норильский никель" был сделан проект по модернизации вычислительного комплекса компании. Модернизация потребовалась в связи с расширением функционала и увеличением количества пользователей SAP R/3.

    Продолжается достаточно значимый проект в Центральном банке РФ. По его завершению можно будет говорить о том, что это четвертый в мире проект по своему размаху — он задействует более 70 000 пользователей. Проект связан с созданием единой системы управления каталогов, строится на базе продукта Microsoft Active Directory.

    Большое число проектов в этом году было сделано нами в энергетике. Сейчас в этой отрасли в связи с реорганизацией много полномочий отдано на места. Поэтому мы работаем не только с головным офисом, но и непосредственно с бывшими "дочками".

    В целом же в 2006 году у компании Открытые Технологии появилось много новых заказчиков. В частности, по программе "Атолл" – нашему продукту для нефтегазовой отрасли. Для меня лично это очень значимо – впервые наша компания двинулась в направлении отраслевых решений и собственных разработок.

CNews: В декабре ваша компания провела ребрендинг – с какими целями?

    Михаил Кожевников: Здесь все просто. По рейтингу мы входим примерно в пятерку крупнейших компаний рынка. А исследование, проведенное по Москве и Санкт-Петербургу, показало, что по узнаваемости мы при этом находимся на 27-м месте. Такой разрыв в нашем реальном присутствии на рынке и восприятии нас заказчиком говорил о неправильном позиционировании. Нас замечали только те, с кем мы непосредственно работали. Поэтому основной целью ребрендинга было поднять узнаваемость компании и, как следствие, расширить бизнес. Кроме того, внешние атрибуты бренда, которые у нас были ранее, уже устарели и не поддерживали ту культуру ценностей, которая сложилась за 12 лет работы. Так что другой задачей ребрендинга было выразить то, какой компанией мы себя ощущаем.

CNews: Вам приходится заниматься многими делами одновременно, работа в сфере ИТ требует постоянной концентрации. Остается ли у вас свободное время? На что вы его тратите? Как предпочитаете восстанавливать силы?

    Михаил Кожевников: Я думаю, что у топ-менеджера независимо от сферы – ИТ, финансы или что-то еще – свободного времени не очень много. Я – не исключение. В будние дни свободного времени у меня, как правило, нет. Что касается выходных, то их я всегда провожу со своей семьей – женой и детьми.




Предыдущая новость:
Ситуация на рынке системной интеграции будет меняться
Следующая новость:
Где принимают решения?