Терафлоп терафлопу - рознь

8 Сентября 2007 CNews
Cnews
#9, сентябрь 2007 г.

Крупные заказчики информационных систем, даже если их производственные мощности находятся в регионах, в большинстве случаев принимают решения о построении централизованной ИТ-инфраструктуры в Москве. Это не единственная новая тенденция: развитие рынка рождает новые потребности, удовлетворить которые способны уже известные технологии, ранее незаслуженно забытые. О том, как построить наиболее эффективные и экономичные ИТ-системы в условиях быстрой экспансии, в интервью журналу CNews рассказал генеральный директор компании Открытые Технологии Михаил Кожевников.

Возвращение технологии

Существует мнение, что в России системному интегратору выгодно работать только с крупным бизнесом. Каковы, на ваш взгляд, позиции и потребности СМБ?

    Средний бизнес в России, безусловно, занимает значительную долю рынка и развивается весьма неплохими темпами. Однако для системного интегратора принципы ведения бизнеса здесь иные. С крупным бизнесом можно работать напрямую, тогда как для сотрудничества с СМБ необходимо выстроить крупную партнерскую сеть. Например, у нас действуют 16 региональных представительств.

Означает ли это, что вы, как многие компании, ориентируетесь на расширение клиентской базы именно за счет среднего бизнеса? Ведь крупная клиентура ограничена, а конкуренция постоянно растет.

    Поделить все крупные компании в России, на мой взгляд, невозможно. Во-первых, в любой корпорации очень важен так называемый человеческий фактор руководителя, а люди в бизнесе, бывает, меняются. Любой новый руководитель перестраивает команду и партнерскую сеть в соответствии с собственной политикой. Во-вторых, у крупного бизнеса всегда возникают новые потребности. И не факт, что постоянный партнер-интегратор сможет всегда предоставить необходимые решения. Тогда паузой воспользуется конкурент.

А какие новые потребности могут возникнуть в ближайшее время у крупного бизнеса? Какие новые тенденции вы можете отметить?

    Нельзя сказать, что появилось что-то радикально новое. Все технологии так или иначе присутствовали ранее, просто уровень спроса менялся. Четыре сектора — инженерные системы, системы хранения данных (СХД), вычислительные центры и сетевые системы — были и остаются самыми емкими на всем рынке системной интеграции. Однако сегодня становятся востребованными в новом качестве уже известные технологии. Это в первую очередь виртуализация, которая раньше присутствовала только в мейнф-реймах, а сегодня внедряется в стандартных серверах и открытых системах. Развивается аутсорсинг, однако значимых проектов в этом секторе я пока назвать не могу. Когда-то была очень модной тема портальных технологий, но сегодня вокруг нее большого ажиотажа нет. В прошлом году емкость российского портального рынка составляла порядка 40-80 млн. долл. В то же время сектор СХД и серверов достигал 2,5-3 млрд. долл. Поэтому я не думаю, что портальные решения составят существенную долю в доходах системной интеграции. Кроме того, появляется спрос на решения в области SOA.

Почему виртуализация стала столь популярна именно сейчас?

    В мейнфреймах она существовала давно, но о них забыли в эпоху всеобщей сетевой эйфории. В ходу были лозунги: "открытая архитектура", "компьютеры — это сеть". Но технологии, реализованные в мейнфреймах, позволяют более эффективно использовать вычислительные мощности. И ввиду лавинообразного роста количества требуемых серверов о них вспомнили и начинают реализовывать уже в серверах стандартной архитектуры. Более того, сегодня компаниям, осуществляющим экспансию, выгоднее иметь централизованную ИТ-инфраструктуру в главном офисе и простое оборудование для доступа к центральным ресурсам в регионах, нежели много децентрализованных вычислительных мощностей, разбросанных по областям. А технологии виртуализации позволяют максимально эффективно утилизировать вычислительные мощности центрального офиса.


Избалованные предложением

Какова доля госсектора среди заказчиков услуг системной интеграции, на ваш взгляд?

    Сложно оценить долю госсектора точно, примерно — около 20%. Она растет в том числе благодаря национальным проектам: на их реализацию выделяются огромные средства. Но также и благодаря появившемуся, наконец, пониманию, что нормальную работу в госорганах без применения средств автоматизации выстроить невозможно. Сейчас наиболее значимых заказчиков всего три: телекоммуникации, государство, нефтяная отрасль. На второе место можно поставить энергетику и ритейл.

Как вы упоминали, за все время работы компании было открыто 16 региональных представительств. Планируется ли дальнейшая экспансия?

    Что касается дальнейшего развития — не секрет, что большинство предприятий, хотя все их производствен- ные мощности находятся в регионах, центр решений размещают в Москве. Это обусловлено тем, что в столице находится большинство необходимых для работы учреждений: финансовых, правительственных и т.д. Сегодня наши представительства фактически охватывают всю страну, и я не вижу особого смысла в дальнейшей экспансии. Если и будут появляться еще какие-то отделения, то они будут "точечными". Играет роль близость к заказчику и дешевизна региональных ресурсов по сравнению с московскими. Хотя рынок труда перегрет уже и в регионах.

Сейчас дефицит кадров ощущают все компании, не только ИТ-рынок. Как вы решаете эту проблему?

    Как такового кадрового голода нет, правильнее говорить о несоответствии спроса и предложения. Профессионалов сегодня немного. Возникающий спрос встречается с предложением начинающих специалистов, обладающих определенным потенциалом, но не имеющих достаточного опыта. Это несоответствие создало серьезный дисбаланс в зарплатах. Очень часто выпускник института требует компенсации зрелого специалиста. И кадровый голод связан именно с тем, что очень сложно найти адекватно оплачиваемых людей. Путей выхода из ситуации два: либо переманивание профессионалов, либо воспитание собственных кадров. Я знаю, что есть компании, которые набирают большое количество людей на высокие зарплаты, после чего в течение трех месяцев отбирают лучших, а остальных отсеивают. Именно такой подход и подогревает спрос. Но, во-первых, он слишком затратный, а во-вторых — ломает рынок. Мы по такому пути не идем и достаточно щепетильно относимся к привлечению персонала.

Некоторые эксперты полагают, что российский ИТ-биз-нес вошел в стадию, когда успешное развитие без привлечения инвестиций невозможно. Как вы прокомментируете это мнение?

    Здесь все зависит от конкретного бизнеса. Например, дистрибуция всегда предполагала большую выручку и небольшую маржу. Соответственно, здесь инвестиции необходимы для поддержания оборотных средств. Другой аспект заключается в том, что рынок вступил в стадию слияний и поглощений. В первую очередь это необходимо для того, чтобы расширить клиентскую базу, повысить устойчивость компании, отвоевав у мелких игроков их долю рынка. Во вторую очередь — для того, чтобы повысить капитализацию компании. Как следствие — чтобы обеспечить этот процесс слияний и поглощений, нужны инвестиции. То есть, компании не случайно сейчас пытаются осуществить IPO, привлечь деньги, которые пойдут на развитие.

    В то же время у системных интеграторов сегодня достаточно собственных средств для развития. И если говорить о нашей компании, то в настоящий момент мы не собираемся никого приобретать, мы всегда жили на собственные средства, у нас никогда не было внешних займов. По крайней мере, в ближайшие год-два мы не планируем привлекать никаких инвестиций. Хотя, не скрою, предложений поступает очень много — и от зарубежных банков, и от западных крупных компаний, намеренных инвестировать в российский бизнес.

Ваша компания участвовала в научно-исследовательских работах по развитию автоматизированных систем управления дорожным движением. Это наболевшая тема. От автомобильных пробок страдают не только в Москве, но и во многих областных российских городах. Что могут сделать ИТ для решения этой проблемы?

    Еще в конце 2005 года было принято решение о создании федеральной целевой программы по повышению безопасности дорожного движения в России. Я подчеркну, что речь идет не только о пробках, но и о безопасности дорожного движения в целом: снижении числа ДТП, смертности на дорогах. Это комплексная программа, и в ее рамках была создана специальная единая дирекция, которая сейчас обеспечивает ее выполнение. Мы выиграли один из конкурсов на проведение НИР, собрали достаточно мощную команду из коллективов НИИ, проектных и строительно-монтажных организаций. В результате разработали достаточно неплохое, на мой взгляд, решение, которое в 2006 году реализовали в 7 регионах. Это так называемая адаптивная система управления дорожным движением — она автоматически отслеживает состояние транспортного потока и перестраивает в зависимости от нагрузки схему организации дорожного движения. Есть локальные системы, которые регулируют движение в пределах одного перекрестка. А есть системы, которые управляют движением на большом участке дороги. Контроль осуществляется при помощи различных датчиков, анализаторов, видеокамер. С точки зрения системного интегратора, это достаточно сложная и очень интересная работа. И, честно говоря, я испытываю гордость от того, что наша компания участвует в таком проекте.


Производительность - еще не все

Вы участвовали в создании многих российских суперкомпьютеров. Каковы сегодняшние тенденции этого рынка?

    Новая тенденция в этой области — построение суперкомпьютеров по принципу параллельной кластеризации, когда огромное количество вычислительных узлов на базе стандартных серверов объединяется в единое целое. Этим достигается возможность за относительно небольшие деньги добиться более высокой производительности. Сейчас наиболее активно развивается технология InfiniBand, которая позволяет соединять относительно дешевые узлы в вычислительную систему суперкомпьютера. Кстати, именно эта технология имеет большое будущее и в классической архитектуре: скорость взаимодействия "компьютер — компьютер" в ней гораздо выше, чем в технологии Ethernet и сравнима со скоростью обмена по шине PCI-Express.

    Если говорить об отечественном рынке суперкомпьютеров, то сейчас ощущается оживление вследствие того, что впервые за последнее время государство выделило достаточно серьезное финансирование образовательным и научным организациям. И наша компания является, наверное, одной из немногих, кто в этой области имеет серьезный опыт. Мы занимаемся суперкомпьютерами с 2001 года — тогда нами была создана система для Межведомственного суперкомпьютерного центра (МСЦ) РАН. С тех пор компания Открытые Технологии реализовала только для МСЦ РАН три проекта по построению суперкомпьютеров. Один производительностью 1 терафлоп, второй — на блейд-серверах IBM производительностью свыше 10 терафлоп. И недавно мы завершили построение третьего суперкомпьютера на блейд-серверах HP, на котором достигнута производительность свыше 7 терафлоп.

    Хочу отметить, что, на мой взгляд, сложившийся на сегодняшний день в России подход к построению суперкомпьютеров не совсем правильный. Потому что большинство организаций поступает по принципу "взять типовое решение с максимальной пиковой производительностью и быстро его реализовать". Но дело в том, что суперкомпьютер, его архитектура, и то, как он будет реализован, очень зависят от того, какие задачи будут на нем решаться. Архитектуры суперкомпьютеров для выполнения различных математических моделей сильно отличаются друг от друга. К сожалению, большинство организаций не проводят предварительных НИОКР, в ходе выполнения которых определялись бы конкретные потребности и апробировались проектные решения, а сразу приступают к реализации. И ориентируются практически только на производительность в терафлопах. Безусловно, это один из важнейших показателей. Но он определяет далеко не все. Мы в своих проектах стараемся идти именно по пути проведения предварительных НИОКР, и эта схема очень хорошо показала себя в нашей совместной деятельности с МСЦ РАН.

Не так давно сообщалось, что компьютер МСЦ РАН, собранный на базе HP, будет модернизирован и станет самым мощным в России. Вы принимаете участие в этом проекте?

    Конкурс уже завершен, подведены его итоги. Мы принимали в нем участие, и по результатам конкурса признаны победителем. Сейчас мы приступаем к реализации проекта. В результате производительность модернизированного суперкомпьютера МСЦ РАН должна достичь 45 терафлоп. Это будет самый мощный суперкомпьютер на территории России. Да и в мире он будет далеко не последним — по сегодняшним оценкам, он должен войти в двадцатку самых производительных машин мира. Суперкомпьютер должен решать разноплановые задачи, которые возникают у различных институтов РАН. Это могут быть задачи из термодинамики, гидродинамики, расчеты по ядерной физике. Типовые математические модели, которые там будут обсчитываться, известны, и, исходя из этого, мы и проектировали суперкомпьютер.




Предыдущая новость:
Рынок серверного оборудования в России
Следующая новость:
Модернизации вычислительной системы "Уралсвязьинформа"