На вопросы редакции IT News отвечает Сергей Калин

16 Декабря 2004 IT News
IT News
#23, 7 декабря 2004 г.
На вопросы редакции IT News отвечает Сергей Калин, президент компании Открытые Технологии.

Сергей, ваша фирма образована чуть больше 10 лет назад. На каком этапе вы стали заниматься системной интеграцией?

    С момента основания наша компания ориентируется на системную интеграцию. Мы начинали свою работу с продажи Unix-систем, которые и в то время, и сейчас используются как ядро для крупных вычислительных центров. В начале 90-х возникла естественная задача: на базе Unix-систем строить вычислительные центры (ВЦ) или центры обработки данных (ЦОД), или эти системы встраивать в имеющиеся ВЦ или серверные комплексы корпоративного обслуживания.


Сколько раз за эти годы корректировалась стратегия вашей компании? Какова ваша миссия сегодня?

    За 10 лет компания менялась, и ее стратегия развития претерпевала изменения и корректировки. 2002-2004 гг. стали периодом бурного роста, за это время компания выросла в три раза. Естественно, изменилась и ее стратегия. Сегодня мы видим свою миссию в разработке и внедрении новейших технологий автоматизации бизнеса, производства и государственного управления, за счет которых мы создаем предпосылки для появления нового качества и новых видов услуг. Воссоздание отечественной школы инноваций и разработки передовых информационных технологий — вот к чему стремится наша компания. Мы строим компанию единомышленников, объединенных не только профессиональными задачами, но и исповедующих общую корпоративную культуру.


Основная часть вашего бизнеса уже приходится на российские регионы и страны СНГ. Как осуществляется выход компании Открытые Технологии за пределы СНГ?

    Да, сегодня у нас 10 региональных филиалов в России и СНГ, и мы намерены развивать нашу региональную сеть. В этом году мы зарегистрировали представительство компании Открытые Технологии в Швейцарии и уже подобрали сотрудников для работы в этом офисе. С 1 января офис начнет свою работу. Мы планируем, в первую очередь, продвигать в Европе наши аутсорсинговые услуги. Я хочу также попробовать начать там бизнес системной интеграции.


На какие регионы будет распространяться влияние этого офиса?

    Пока только Швейцария. Если в течение одного-двух лет мы увидим, что способны эффективно работать в данном регионе, то, конечно, будем расширять сферу нашей деятельности в Европе и в США.


Как бы вы оценили уровень сложности выхода на западный рынок системной интеграции?

    Я думаю, выход на европейский рынок в сектор системной интеграции — это очень дорогостоящая и сложная процедура. Мы планируем начинать с услуг аутсорсинга: программирование, разработка программных и аппаратных комплексов, проектирование информационных систем. Мы разработали стратегию выхода на этот рынок и действуем в соответствии с ней.


Какую часть региональных проектов ваши филиалы выполняют самостоятельно?

    В ряде регионов, например в Перми, наши региональные специалисты самостоятельно ведут проекты от начала до конца. Для некоторых филиалов основная часть проектирования осуществляется в Москве. Одной из главных задач регионального филиала является предоставление качественных и сертифицированных производителями услуг по пуско-наладке и техническому сопровождению проектов в регионе. Поэтому в первую очередь там формируется штат высококвалифицированных инженеров, а московский офис обеспечивает их обучение и сертификацию, налаживает единую технологическую систему предоставления услуг.


Какое количество проектов по системной интеграции в год реализуется вашими филиалами?

    Сейчас мы ведем более 20 проектов в регионах.


Обратимся к крупным и сложным корпоративным системам, при реализации которых приходится подключать субподрядчиков. Вы самостоятельно их подбираете или в этом процессе также участвует заказчик?

    Возможны различные ситуации. Заказчики довольно часто высказывают свои предпочтения по поводу выбора субподрядчиков, основываясь на положительном опыте работы с некоторыми местными компаниями.


У вас становится больше крупных общероссийских проектов. Что выгоднее: увеличивать команду своих специалистов либо подключать к работе все больше квалифицированных субподрядчиков?

    Всегда удобнее и эффективнее работать со своими сотрудниками. Это и экономически всегда более оправдано. Но бывают проекты, где мы работаем с субподрядчиками. Однако по стратегически важным направлениям, таким, как внедрение ERP-систем, мы формируем свои команды. В этой области мы давно идем по пути развития собственной практики. А некоторые IT-холдинги выходят на этот рынок с запозданием и теперь вынуждены покупать специализированные компании.


Что следует сделать, чтобы стать субподрядчиком вашей компании?

    Для того чтобы получить у нас заказ на субподряд, компания должна иметь необходимую для выполнения данных работ квалификацию и, безусловно, хорошую репутацию.


Вам не трудно для выполнения крупных проектов находить необходимых субподрядчиков?

    Нет, не трудно. На рынке много профессиональных специализированных компаний, которые мы привлекаем.


Когда вы беретесь за очень сложный, большой проект, на чем зиждется уверенность, что он будет выполнен вовремя? В крупном проекте участвует множество подрядчиков, некоторые из них могут не выполнить вовремя поставленные перед ними задачи.

    Мы стараемся очень скрупулезно планировать процесс выполнения проектов. У нас есть специальное подразделение, которое занимается планированием, контролем выполнения и качества выполнения проектов. На всех стадиях проекта его контролирует менеджер проекта. В ходе выполнения проекта учитываются затраты проектных команд, качество выполнения на всех этапах работы над проектом, личный вклад каждого сотрудника, участвующего в проекте. В ходе проекта обязательно контролируются следующие параметры: отклонение от планируемых сроков; превышение/сокращение плановых трудозатрат; характеристики нагрузки на персонал при выполнении задач; качество выполнения задач конкретным сотрудником. Учитывается критичность решаемых задач для достижения поставленных целей.


Вы используете какие-нибудь количественные характеристики для оценки качества выполняемых вашей командой проектов по системной интеграции?

    Обязательно. В нашей компании работает группа качества, которая обеспечивает контроль над выполняемыми проектами. Оцениваются количественные характеристики расхождения проектной документации с корпоративными стандартами. Оценивается соответствие поставленного оборудования, удовлетворенность заказчиков, своевременное прохождение проекта в контрольных точках и многие других характеристики. Кроме того, мы всегда можем продемонстрировать заказчику наш успешный опыт выполнения проектов.


Какова у вас текучесть высококвалифицированных кадров?

    У нас очень низкая текучесть кадров, поскольку нами используется специальная программа мотивации сотрудников, нацеленная на то, чтобы люди к нам, во-первых, стремились попасть и, во-вторых, чтобы не уходили из компании. Сегодня в компании работает более 360 человек, из них 100 сертифицированных технических специалистов.


Каким образом ваша компания взаимодействует с вузами, занятыми подготовкой необходимых вам кадров?

    В этом году мы начали работу с несколькими московскими вузами. В частности, мы сотрудничаем с лабораторией открытых информационных технологий факультета ВМиК Московского государственного университета им. Ломоносова. В этой лаборатории студенты факультета решают различные прикладные задачи. Мы оборудовали лабораторию компьютерной техникой, выплачиваем наиболее одаренным студентам стипендии, предоставляем ПО для ведения исследований. Мы формируем для студентов специальные практические задачи. Один из наших сотрудников преподает на ВМиК. В настоящее время в нашей компании работает и проходит стажировку шесть молодых специалистов, студентов и выпускников этой кафедры.


Сколько кандидатов наук в вашей компании?

    В нашей компании сегодня работает 21 кандидат наук.


В чем заключается участие вашей фирмы в создании суперкомпьютеров?

    У нас довольно богатый опыт в этой сфере. Я и мои ближайшие соратники в советское время работали в Институте точной механики и вычислительной техники АН СССР, который занимался разработкой советских суперкомпьютеров, в частности вычислительной машины "Эльбрус-2". Тогда же я защитил диссертацию по теме "Исследование эффективности работы базовых динамических механизмов центрального процессора". Сейчас само понятие "суперкомпьютер" претерпело определенные изменения, но в этом направлении мы продолжаем работать. С 1999 года мы сотрудничаем с Суперкомпьютерным центром Российской академии наук. Начиналось сотрудничество с создания суперкомпьютеров на базе процессоров Alpha. Сегодня мы ведем работу над созданием суперкомпьютера производительностью более 5 TFlops на базе процессоров компании IBM.


Как вы оцениваете рост востребованности на российском рынке суперкомпьютеров? Насколько интересно вашей фирме работать в данном направлении?

    Традиционно в мире суперкомпьютеров львиная доля рынка принадлежит науке, оборонной области, атомной энергетике. По всем этим направлениям в России уже сейчас есть заинтересованные организации. Если говорить об объеме российского рынка, то его я оцениваю не очень высоко. У нашей компании довольно большие обороты по другим направлениям деятельности. Тем не менее это сотрудничество интересно нам с профессиональной точки зрения. Мы намерены продолжать работать в данном направлении. К сожалению, в России коммерческих применений суперкомпьютеров я не знаю. В мире они активно используются в машиностроении, в проектировании автомобилей, в авиации.


Какова вероятность работы вашей компании в этом направлении за рубежом?

    Я думаю, это маловероятно. За рубежом такое направление хорошо развито. Там есть свое сообщество, свои форумы, сформированный круг заказчиков и производителей. На этот рынок за рубежом заметно труднее попасть, чем на рынок системной интеграции.


Сейчас много говорится о едином информационном пространстве. У вас были проекты по созданию единого информационного пространства предприятия?

    Наша компания имеет богатый опыт в реализации информационных систем для предприятий различного масштаба. На основе этого опыта мы разработали концепцию Единого информационного пространства (ЕИП) — горизонтального построения информационной системы предприятия. Сущность данной концепции заключается в обеспечении сквозной интеграции компонентов информационной системы предприятия, а также в интеграции с системами бизнес-партнеров.

    Построение ЕИП — это сложная задача, требующая использования широкого круга решений, ключевыми из которых являются портал, средства интеграции, средства управления доступом к информации. Естественно, важным элементом является построение корпоративной сети, обеспечение работы основных корпоративных сервисов. В настоящий момент мы ведем восемь проектов по созданию ЕИП.


Где ваша компания ощущает большую конкуренцию: в секторе крупных или средних проектов?

    Мы ориентируемся в большей степени на крупные проекты. Где больше конкуренция? Она везде примерно одинакова. Однако не так много сейчас в России крупных проектов, чтобы сказать, будто мы занимаемся только крупными проектами, а средними занимается другая компания. Те, кто работает в этой нише, пытаются охватить и крупные, и средние проекты.


Какова минимальная стоимость проекта, за который вы беретесь?

    Мы не определяем для себя жесткую планку. Случается, мы беремся и за проекты стоимостью $50 тыс, понимая, что сейчас мы получим $50 тыс, а в следующий раз $500 тыс. или $5 млн.


Фирмы — системные интеграторы являются клиентами для дистрибьюторов. Услугами скольких дистрибьюторов вы пользуетесь? Есть ли среди них региональные?

    Мы пользуемся услугами пяти дистрибьюторов, но среди них нет региональных.


Какие требования вы предъявляете к тем дистрибьюторам, с которыми работаете?

    Основные требования очевидны. Во-первых, чтобы у них была выгодная для нас цена поставляемых продуктов, во-вторых, строгое соблюдение сроков поставки. Поскольку Открытые Технологии достаточно крупная компания, мы можем напрямую работать с вендорами.


Вы со всеми производителями работаете напрямую?

    Мы работаем со многими вендорами напрямую, но среди них есть и те, с которыми мы работаем и через дистрибьюторов. Всегда учитывается тот факт, какая из схем будет выгоднее и быстрее для заказчика и нас.


Что для вашей компании имеет больший приоритет: цена или время выполнения заказа?

    Бывает по-разному. Если нам нужно получить продукцию вендора очень быстро и дистрибьютор может обеспечить необходимые нам сроки доставки, мы покупаем у дистрибьютора. Вообще говоря, классический дистрибьютор должен иметь хороший склад и продавать со склада, а не возить под заказ. Если же у нас есть запас по времени, то есть мы подписали контракт со сроком исполнения 1,5-2 месяца, то, наверное, мы закажем сами напрямую у производителя. Однако бывает, что у дистрибьютора цены лучше, чем у вендора.




Предыдущая новость:
Полезный феномен
Следующая новость:
Сергей Калин: Интеграция может служить промежуточным шагом