Информатизацию медицины следует начинать с нуля

5 Июня 2012 IT News
IT-News
№10 июнь 2012
Юрий Курочкин

В 2011 году компания «Открытые Технологии 98» и Проблемная комиссия «Медицинская и биологическая информатика» РАМН издали монографию «Стратегия информатизации медицины», которая была с интересом встречена медицинской и IT-общественностью. Сейчас в печати находится второе издание, в котором учтены новые реалии в отрасли, советы и пожелания ведущих специалистов России в области информатизации медицины. Один из авторов, первый заместитель генерального директора компании «Открытые Технологии 98» Григорий Шевченко, ответил на вопросы нашей редакции.

Почему ваша компания занялась стратегией информатизации здравоохранения?

Мы уже лет 15 работаем с крупными медицинскими учреждениями, где есть команды специалистов, занимающиеся информатизацией, и прежде всего с Научным центром сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева РАМН. Вначале предложили им стандартный подход – централизацию хранения и обработки данных, но через некоторое время стало понятно, что им это не нужно. А чтобы разобраться, что действительно необходимо, и выработать общие подходы, потребовалось много лет совместной работы. Медицина – одна из древнейших отраслей знаний, она стоит особняком от остальных наук, хотя и использует их достижения. Медиков интересуют, прежде всего, задачи, возникающие непосредственно в клинических отделениях, а отделения работают почти независимо друг от друга. Если эти задачи решаются, возникают отдельные очаги информатизации и автоматизации, не объединенные в систему. Задача обмена данными о пациенте, да и задача их сохранения, никогда не ставилась: карточка, как документ обязательной отчетности, хранится, а все исходные данные часто просто отбрасываются. Так что сама система идеологически не способствует созданию больших баз данных.

А что вам не нравится в концепции информатизации, разработанной Минздравом?

Ее авторы действуют по стандартному шаблону информатизации крупных отраслей. Суть концепции, разработанной министерством в 2009 году, – это классическая «информатизация сверху»: ее базовый постулат – централизация хранения и обработки информации. В этом документе четко прослеживаются задачи финансового контроля, задачи страховщиков… и минимум лечебных задач. На первом этапе программы, например, стоит задача автоматизации записи к врачу – далеко не главная для сохранения здоровья. К сожалению, традиционных разработчиков ПО, как исполнителей, такая постановка вопроса вполне устраивает. Задачи, которые ставят чиновники, не содержат медицинской основы, а касаются обычных вопросов регистрационного учета. С другой стороны, когда IT-компании, особо не утруждающие себя изучением предметной области, начинают объяснять чиновнику, как надо правильно строить классическую ИС, чиновник им верит. Они говорят понятными словами, рисуют контуры системы – и создается иллюзия, что так и надо делать. Медиков при этом не спрашивают, потому что понять их сложно. Таким образом, представители IT-сообщества формируют в головах чиновников мифы об информатизации медицины, и таких мифов уже много. На информатизацию здравоохранения выделены немалые средства, и компании охотно берутся их осваивать. Вот только будет ли от этого толк?

Какие именно данные Минздрав предполагает собирать в едином центре?

Минздрав еще только планирует разослать требования к данным, которые они намерены собирать. Если это будут первичные данные, то с их объемом невозможно будет справиться. К тому же эти данные собираются в разном режиме, за разные промежутки времени, с разных приборов, с разной точностью. Что дальше с этим делать, что из этого извлечь? Идея централизованной обработки и хранения не выдерживает критики, в Минздраве не хватит ни людей, ни вычислительных ресурсов, чтобы все это обрабатывать. Данные должны храниться и обрабатываться по месту сбора, а Минздраву, как управляющей организации, исходные медицинские данные, на основе которых ставятся диагнозы, вообще не нужны. К тому же, если задаться целью комплексной информатизации медицины, а не только здравоохранения (государственной части медицины), надо обязательно учитывать задачи частных клиник, международных медицинских организаций, которые занимаются здесь лечебной деятельностью, медвузов, санэпиднадзора, реабилитационных учреждений и т. п. – все эти типы медицинских организаций сегодня выпали из рассмотрения концепции Минздрава.

Если сравнить информатизацию медицины у нас и за рубежом, есть ли примеры, на которые можно равняться?

Нет такой страны или государства, где информатизация медицины на порядок отличалась бы от нашей. Информатизация по-прежнему сосредоточена внутри лечебных учреждений и очень сильно зависит от их оснащения медоборудованием и количества денег, которое потрачено на информатизацию. Внедрение ИТ в медицине началось еще в 50-е годы прошлого века, но почти всегда носило «кусочный» характер. Поэтому комплексное внедрение глобальной ИС в медицине нужно начинать практически с нуля. Немало уже сделано, однако сначала необходимо провести анализ удач и неудач при внедрении ИТ в медицину – без этого никак нельзя, а уже потом расписывать планы и требования и строить стратегию решения этих задач. Что, собственно, мы и попытались сделать в нашей монографии.

Насколько нужна информатизация самим врачам? Как правило, компьютер в кабинете врача выключен.

Компьютер сам по себе не помогает врачу, больше мешает. Обслуживание пациента при наличии компьютера существенно затягивается - врачи редко могут похвастаться скоростью набора текста. В принципе, врач может ставить диагноз и лечить пациента вообще без компьютера, его этому учили 20 лет. Но помощь ему нужна – прежде всего интеллектуальная. Знания врача сосредоточены в области стандартных вещей, таких как типовые случаи заболеваний и регламенты их лечения. Но ему нужны самые последние рекомендации (кстати, постоянно дополняемые и корректируемые) в каждой ситуации с учетом индивидуальных особенностей пациента, нужна система поддержки врачебных решений в режиме онлайн, особенно в интенсивной терапии и при проведении операций и т. д. Иначе часть данных в сложных ситуациях может пройти мимо внимания врача, и он может совершить ошибку.

Вы полагаете, что разработку стратегии информатизации надо начинать с нуля. Какова должна быть последовательность действий? Во-первых, решение надо вывести из-под юрисдикции Минздрава. Уровень этого ведомства – управление. Как субъект информатизации министерство должно в программе присутствовать, но создаваться она должна не под его эгидой. Надо образовать межведомственную комиссию, куда бы входили и министерские чиновники, и сотрудники медицинских учреждений (государственных и частных), и представители IT-сообщества. И вырабатывать общие правила и решения на основе научных подходов – только так, иначе опять будет неразбериха. Для начала следует определить перечень обязательных данных, на основании которых будет строиться вся аналитика. Данные, полученные от пациента, должны обрабатываться в клиниках, затем ограниченно передаваться на более высокий уровень – вплоть до регионального, а затем и федерального. Во-вторых, надо построить ИС внутри лечебно-профилактических учреждений, а потом уже передавать обработанную и подготовленную информацию наверх и на ее основании принимать управляющие и координирующие решения.

То, что вы говорите, отражает ваше личное мнение или же это позиция вашей компании, согласованная с медиками? Мнения отдельной компании или одного человека не очень важны, а здесь идет речь о позиции медицинского сообщества – той его части, которая занимается информатизацией и представлена в том числе Проблемной комиссией РАМН.

Какова при этом роль «Открытых Технологий»? Мы выступаем как интерфейс между медицинским и IT-сообществом. Мы давно отказались от упомянутых выше мифов и формируем наши архитектурные проработки построения ИС в тесном сотрудничестве с медиками – прежде всего специалистами Бакулевского и других ведущих медцентров.

Ваши соображения о стратегии информатизации медицины, представленные в книге, оформлены ли они как предложения? Если да, то кому адресованы? Собственно, у нас в стране уровень принятия решений – это президент и правительство. Предложения адресованы им. Результатов пока нет, но мы понимаем, что осмысление этих предложений процесс небыстрый, и не оставляем попыток выйти на тех, кто принимает решения на уровне государства, чтобы еще раз показать актуальность наших предложений и, может быть, предостеречь от напрасной траты денег. Предыдущая команда в министерстве понимала, что идеи у нас хорошие, но делать что-то конкретное не могла или не хотела. С новым руководством мы пока еще не встречались, однако новый министр Вероника Скворцова – врач, и это внушает оптимизм.

Каков ваш прогноз, чего можно ждать в плане информатизации медицины в ближайшие годы?

Если наши предложения не будут приняты – скорее всего, почти ничего не изменится, по крайней мере, в отношении лечения больных. Если же медицина развернется в сторону решения задач пациентов и врачей – тогда, конечно, могут быть качественные изменения. Врач получит реальную интеллектуальную поддержку от ИС. Сократится количество врачебных ошибок, повысится качество лечения. Опять же пациенты это почувствуют. Государство получит адекватную информацию для управления медицинскими учреждениями. А люди – мы с вами - квалифицированную информационную поддержку и знания о том, как оставаться здоровыми, а если заболели, где и как получить качественную медицинскую помощь.




Предыдущая новость:
Эволюция частных облаков
Следующая новость:
МИЛЛИАРДЫ НЕ ЦЕЛЬ