«Мы находились в нулевой точке» - интервью с Сергеем Калиным

4 Февраля 2016 4CIO

Беседовал Алексей Кравченко.

Привет, Сергей!
Приветствую.

kalin.jpegРасскажи для начала о себе, поведай свою историю. Ты в ИТ уже давно, настоящий мэтр, таких, как ты, сейчас уже не разыскать. Расскажи про свои достижения - и про свои планы.
История действительно интересная - я занимаюсь ИТ всю жизнь, учился в Бауманском институте на факультете приборостроения кафедры ЭВМ. Поступал я в 1973 году - довольно давно, и тогда ЭВМ были модным трендом, наряду с физиками.

У меня специальность примерно такая же - инженер-системотехник ЭВМ. МЭИ, правда.
Соответственно, в 1979 году я закончил обучение. Мне повезло - несколько человек из моей группы взяли в Институт точной механики и вычислительной техники им. С.А.Лебедева. Это был один из первых институтов в стране, который разрабатывал настоящие, большие отечественные электронно-вычислительные машины. Таких организаций в стране было считанное количество, а Лебедевский институт был основоположником вычислительной техники. В институте я опять-таки попал в группу разработчиков основной части ЭВМ- центрального процессора - это было крайне интересное время, все-таки своя разработка, замечательный коллектив, полный одаренных людей… Наша элементная база в то время оставляла желать лучшего, и автоматизация была далека от совершенства . Соответственно, процесс доводки опытных образцов занимал годы - работа часто бывала круглосуточной, с ночными сменами, невероятно интересно…
Все это продолжалось до конца восьмидесятых, даже начала девяностых. Основным заказчиком у нас было Министерство обороны, хотя высокопроизводительные вычислительные машины мы разрабатывали и для других структур, включая и атомную отрасль, и космическую программу.
В начале девяностых финансирование, конечно, резко сократилось - стране стало не до супер-ЭВМ, экономика рухнула, и коллектив постепенно начал распадаться. Как ты помнишь, повсюду появились кооперативы, частные предприятия, и я тоже поучаствовал в этой деятельности «новой волны». До 1994 года я числился в институте, и многие мои «пробы пера» в предпринимательской деятельности были так или иначе связаны с тем же самым институтом.
Тогда в страну хлынул настоящий поток зарубежной продукции, включая и технологии, и Борис Арташесович Бабаян, который возглавлял коллектив разработчиков, начал искать контакты с западными компаниями, стремясь сохранить команду и как-то довести до ума наши наработки. Тогда и начались совместные проекты с Sun Microsystems, которые я могу назвать успешными для обеих сторон. К сожалению, эти работы со временем прекратились, часть коллектива перетекла в дизайн центры западных компаний, которые тогда открывались в стране, кто-то уехал в Калифорнию.. «Костяк» сохранился, он существует до сих пор и продолжает достаточно успешно разрабатывать технологии для нашего Министерства обороны - задачи военных выполняются. Однако в том, что касается гражданского применения технологий, разработки были забыты и со временем стали неконкурентоспособными.
В 1994 году я ушел из структуры института и основал компанию «Открытые технологии». Основная идея была уже не в том, чтобы разрабатывать собственные продукты, а в том, чтобы заниматься проектированием информационных систем и внедрением тех технологий, которые хлынули в страну, явившись для заказчиков потрясающими новинками. Многие даже не понимали - зачем нужен Unix, если у нас прекрасно работает DOS, целиком удовлетворяя наши потребности? К моменту начала перестройки я был достаточно успешным с советской точки зрения инженером с неплохой зарплатой, у меня уже была семья, и уйти из института было достаточно рискованным решением. Тем не менее, я о нем не жалею.

Какие ты помнишь свои наиболее яркие достижения? Какие-то действительно значимые для тебя победы? Что запомнилось?
Самым интересным, конечно, было самое начало. В течение первых двух лет нас было, если не ошибаюсь, четырнадцать человек, потом количество сотрудников начало медленно расти. Медленно, потому что мы не были привязаны к какой-либо крупной структуре, и делали все с чистого листа.

Первого заказчика помнишь?
Конечно, первого заказчика я помню очень хорошо. Мы поставили компании МММ суперкомпьютер Cray. У Сергея Мавроди, математика по образованию и выпускника МГУ, была идея объединить все пункты продажи билетов, создав единую базу. Возможно, он собирался обсчитывать какие-то математические модели на основе этой базы. Короче говоря, в 1994 году мы разместили заказ - надо сказать, что это уже был юниксоподобный Cray на процессорах SPARC, по тем временам очень серьезная машина.
Мы поставили его на Варшавку - я присутствовал лично, и представители американцев прилетали. Если я правильно помню, поставили мы машину в сентябре, Сергей Мавроди в это время уже был под следствием.. Соответственно, задачи, для которых приобретался Cray, так и остались невыполненными. Впоследствии иногда приходили предложения выкупить его обратно, но вычислительная техника устаревает такими темпами, что буквально через пару лет он уже никому не был нужен.
Для нашей компании это был крупнейший проект, порядка двух миллионов долларов - по тем временам сумасшедшие деньги. И с точки зрения квалификации хочется отметить, что наши инженеры прошли обучение в Штатах, и представители Cray прилетали разве что для общего контроля.
Еще один мега-проект, который был в прессе и на слуху - это проект по внедрению ERP-системы Oracle в «Связьинвесте». . Как нам говорили, это был крупнейший в Европе проект по масштабу и количеству лицензий. В одной только проектной команде у нас было до 300 человек, из которых порядка половины работали от заказчика.
Внедрение ERP - вообще нетривиальное занятие, особенно в России. Очень многие заказчики, особенно крупные, считали и продолжают считать, что, если они наняли консультантов на внедрение, то задачи можно переложить на них. Очень трудно каждый раз объяснить: «Внедряем не мы, внедряете вы. А нас вы наняли консультировать». Невозможно внедрить ERP систему у кого-то в компании, это же ее собственный бизнес-процесс. Управляющий комитет должно возглавлять первое лицо компании, уделяя этому массу времени. Это был крупнейший проект, продолжавшийся несколько лет - до тех пор, пока нас не сменили на другую компанию. Проект был в результате успешно завершен.

kalinnami.jpegК чему ты пришел за двадцать лет такой непростой интеграторской бизнес-деятельности? Подведи для нас итог. Что происходит сейчас?
Когда я начинал интеграторский бизнес, у меня не было особого выбора. Это сейчас совсем другая обстановка в стране и в отрасли ИТ. Тогда мы находились в «нулевой точке», можно сказать - в стране создавалась инфраструктура ИТ. Сейчас она практически создана, прикручивается прикладная часть, а тогда мы занимались тем, до чего дотягивались.
Я уважаю людей, которые вовремя переключились, но сам я этого сделать не смог. Как занимался двадцать с лишним лет системной интеграцией, так и продолжаю ей заниматься. Конечно, если начинать сейчас, то я бы занялся чем-то другим - занялся бы каким-нибудь продуктовым бизнесом, разработками. Для инноваций рынок есть всегда.

Конечно, сейчас практически в любой сфере уже работает несколько компаний. Куда ни ткнись, везде жесткая конкуренция.
Проектирование информационных систем, их внедрение, техническая поддержка, их модернизация, внедрение прикладных систем - все это всегда будет востребовано. Просто доля падает. Другое дело, если говорить про бизнес как таковой - тогда ведь даже интернета не было. Вернее, интернет уже был, но не было его широкого использования населением, не было социальных сетей, электронной коммерции и прочих сервисов для людей. Сейчас есть интернет, есть, над чем думать, тем более молодежи - идеи, стартапы и подобные вещи. Другой вопрос, что сейчас в стране нет благоприятной среды для взращивания стратапов , но, может быть, ситуация улучшится в обозримом будущем…

Куда ты смотришь, какие у тебя планы? Если попробовать абстрагироваться от ситуации в стране?
Если откровенно, то сейчас я пока не рассматриваю какой-либо новый бизнес. Мне только что исполнилось 60 лет, и у меня есть масса увлечений и идей, чем заняться - не отдыхать на пляже и лежать у телевизора, а активно развиваться!

Я не имею в виду новый бизнес, скорее мы говорим про планы - понятно, есть прекрасная команда, есть заказчики, но… их круг не надо расширять? Или надо? Какие будут следующие шаги?

Если мы говорим про развитие текущего бизнеса, конечно, речь идет о том, чтобы повышать долю услуг в нашем обороте - сейчас она уже составляет порядка 60%. Раньше, если помнишь, в девяностые годы мы сами заказывали оборудование, везли его, занимались таможней и так далее. Сейчас от этого полностью отказались практически все интеграторы. Есть специальные компании-дистрибьюторы - ради бога, обращайтесь к ним, это их бизнес! И чем дальше, тем больше они будут оттягивать на себя область поставок. Сейчас многие крупные заказчики переходят на прямые поставки от вендора через дистрибьютора, и, наверное, это логично.

Конечно, если крупнейшие в стране заказчики держат у себя штат людей, способных самостоятельно настроить и поддержать внедряемый продукт…
Нет, вот насчет «настроить и поддержать» не надо, это все-таки наша экспертиза. Разумеется, есть инсорсинговые коллективы, но это другая парадигма. Мы говорили о повышении доли услуг - моя задача в том, чтобы постепенно ее повышать. Мы двигаемся в сторону проектирования систем, сервиса и аутсорсинга.

Следующий вопрос может показаться философским, но все же. Как менялись предпочтения потребителей за последние двадцать лет? Ведь все это проходит перед твоими глазами. Раньше, до начала XX века профессия сантехника была крайне востребована - стандартизации не было, популярность специалистов была на высоте. Сейчас эта профессия перестала быть престижной, спрос упал, надежность систем возросла. ИТ-директор, не трансформировавшийся в Chief Information Officer, сейчас тоже стремительно теряет актуальность - ведь с помощью таких специалистов, как ты, процесс внедрения быстро превращается в простое включение вилки в розетку.
Разумеется, я вижу трансформацию отрасли - вспомнить хоть те же девяностые, не говоря уже о том, что было еще раньше, когда вычислительная техника ассоциировалась с отраслями, где нужно много и/или быстро считать - запускать ракеты, управлять реакторами… Сейчас, когда появились интернет и другие сети, появились целые отрасли, не способные существовать без ИТ - к примеру, банковская отрасль. Поэтому ИТ сейчас на подъеме, и заказчики все чаще понимают, что это формирующая часть бизнеса. Раньше айтишник был нужен, чтобы установить новый компьютер и настроить бухгалтерскую систему. Сейчас бизнес начал понимать, что ИТ - это крупная часть бизнеса, которую нужно развивать и инвестировать в нее. Мне кажется, что как раз сейчас ИТ-директор вполне себе дорос до вице-президента, переставая быть «просто еще одним начальником отдела».

А события последних полутора-двух лет? Когда мы поменяли курс валюты с 30 до 80? Как это сказывается на бизнесе?
Я думаю, что так же, как и в любой другой отрасли. Система экономии, оптимизации бюджетов… Первым делом, конечно, речь идет об урезании развития и модернизации - но любую систему все-таки нужно поддерживать, и эту статью сократят последней. Ведь, как мы уже сказали, от этих систем зависит жизнедеятельность компании. А поскольку для нас это стратегическое направление, у нас порядка трети компании ориентировано на сервис и аутсорсинг - держимся!

Теперь вопрос несколько юмористического характера: чего бы ты пожелал человеку, который сейчас хочет открыть интеграторский бизнес?
Я бы не советовал этого делать. Сейчас в ИТ есть чем заняться - на дворе эпоха интернета, развития стартапов и новых трендов, нужно двигаться к инновациям! Разработка программного обеспечения, интернет вещей… Любой бизнес требует инвестиций. Можно развиваться с нуля, как в девяностых, но зачем? Если есть возможность инвестировать, зачем инвестировать в то, что трудно, затратно, очень конкурентно, низкомаржинально? Это неразумно.

kalinkili.jpegЧто дает тебе возможность смотреть вперед с оптимизмом?
Только вера. Вера в широком понимании слова - в людей, в будущее, в удачу. Без веры, учитывая количество происходящей вокруг гадости, выжить невозможно, тем более в бизнесе.

Время нашего традиционного блиц-опроса! Какой ты человек - энергичный или спокойный?
Я спокойный человек, но мне кажется, что вопрос не вполне корректен. Можно быть энергичным, но спокойно выполнять любые задачи, не проявляя себя холериком.

Сколько тебе нужно времени, чтобы принять решение или сделать выбор?
Я стараюсь не принимать решения спонтанно, несмотря на то, что зачастую интуитивные решения оказываются правильными. Время должно быть достаточно коротким, есть даже такое парадоксальное изречение: лучше вовремя принятое неправильное решение, чем правильное, но не вовремя.

Что для тебя лучший отдых - смена деятельности или отрешение от дел?
Отрешение от дел.

На что не жалко тратить деньги?
Мне вообще не жалко тратить деньги, если честно. Путешествия, книги, театры. Мы можем и в Питер уехать в театр, слетать в Женеву на концерт… Нечасто, но бывает!

Какой способностью хотелось бы обладать?

Хороший вопрос! Меня всю жизнь расстраивает то, что у меня нет музыкального слуха. Родители два года мучили ребенка музыкальной школой, но потом я восстал и ушел оттуда. У меня нет слуха, и я страдаю от этого - очень хотелось бы и на гитаре играть, и песни петь, но…

Расставь приоритеты: друзья, здоровье, отдых, работа, семья.
На первом месте, конечно, семья. Семья, друзья, работа, отдых, здоровье.

Твое любимое изречение?
Недавно прочитал фразу Чарльза Буковски: «Проблема этого мира в том, что воспитанные люди во всем сомневаются, а идиоты во всем уверены».

Спасибо!


Предыдущая новость:
Импортозамещение в ИТ
Следующая новость:
Приоритеты проектов ВКС по заказу органов власти и госкомпаний