Система высокой готовности

10 Октября 2006 Большой бизнес
Большой бизнес
# 10, октябрь 2006 г.
Михаил Кожевников, Генеральный директор компании Открытые Технологии

Об основных тенденциях IT-рынка, о приоритетах работы российского системного интегратора рассказал "ББ" генеральный директор компании Открытые Технологии Михаил Кожевников.

Михаил Владимирович, расскажите немного о самой компании. Какие основные этапы становления она переживала, в чем состоят ее достижения и где сейчас основной фронт работ?

    Компания Открытые Технологии была основана в 1994 году выходцами из Института точной механики и вычислительной техники Академии наук СССР. Именно там в начале 90-х Сергей Владимирович Калин, основатель компании Открытые Технологии (сегодня он возглавляет этот легендарный институт), занимался разработкой отечественного суперкомпьютера "Эльбрус-2". В первый год работы штат компании составлял 17 человек. Сегодня у нас около тысячи сотрудников.

    Мы изначально определили для себя, что будем заниматься системной интеграцией, т.е. созданием, разработкой и внедрением новейших технологий автоматизации бизнеса, производства и государственного управления. Начинали мы с проектов создания вычислительных центров, центров обработки данных и работали в основном с банковскими структурами, поскольку именно этот сектор рынка в то время был основным потребителем IT-услуг. Постепенно мы расширили спектр предоставляемых услуг, стали строить корпоративные сети передачи данных, как локальные, так и территориально распределенные. Эти проекты предопределили наш выход в регионы. Еще одно наше стратегическое направление, которое мы постарались сразу взять на вооружение, — это сервисное обслуживание. В компании был создан сервисный центр, в дальнейшем эта практика оправдала себя и в регионах. Сегодня сервис составляет достаточно ощутимую долю нашего бизнеса, и мы намерены эту практику развивать, предлагая и в Москве и в регионах услуги IT-аутсорсинга.

Как активно вы представлены сегодня на региональных рынках?

    Открытые Технологии — частная компания национального масштаба с офисом в Москве. У нас 15 региональных представительств, от Санкт-Петербурга до Владивостока. Они отличаются друг от друга по количеству сотрудников, объему выполняемых работ, но все без исключения оказывают сервисные услуги. Все зависит от уровня IT в том или ином регионе, от поставленных заказчиком задач. Мы инвестируем собственные средства компании в создание региональных представительств. В ближайших планах — открытие офиса в Казани.

Оправдывают ли себя представительства с точки зрения амортизации средств? Не дешевле, скажем, управлять процессом из головного офиса, путем периодических консультаций?

    Наш "продукт" — это системы высокой готовности, требующие специальной подготовки, знаний и технического оснащения. Удобнее и эффективнее иметь на месте своих представителей, которые, кстати, в состоянии взять под контроль не только технические вопросы, но и административные. К тому же интеллектуальный потенциал в ряде регионов не уступает московскому. Сейчас у нас несколько крупнейших многофункциональных центров компетенций — в Санкт-Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге, Воронеже.

Каковы основные направления деятельности компании в настоящий момент?

    Я хочу подчеркнуть, что мы никогда не делали ставку на какие-то отдельные компоненты IT-бизнеса, стремясь стать «нишевой» компанией. Постоянно следя за тенденциями мирового и российского IT-рынков, мы определили, что наиболее перспективные направления сосредоточены в сфере IT для корпоративных заказчиков. Это традиционные технологии, которые будут нужны почти всегда (серверы, вычислительные центры, центры обработки и хранения баз данных, сети передачи информации, системы управления корпоративной структурой, информационная безопасность и т. п.). Сейчас наиболее востребовано создание централизованных баз данных клиентов в банковской сфере, особенно в связи с развитием потребительского кредитования, и в телекоммуникациях, где последние несколько лет наблюдается взрывообразный рост клиентской базы.

    Одно из новых и перспективных направлений для нашей компании — "интеллектуальное здание". Мы ведем проекты по созданию инженерных систем офисных зданий. Это системы управления жизнеобеспечением: водоснабжением, пожаротушением, газоснабжением, электроснабжением, вентиляцией и т. п.

Крупным компаниям сейчас свойственно оказывать и консалтинговые услуги, продавая свой интеллектуальный и управленческий опыт. Осваиваете ли вы этот вид услуг?

    Очень активно. Недавно еще это был совсем разный бизнес — консультирование и системная интеграция, но сейчас IT-компании стремятся к оказанию комплексных услуг, и мы это разделяем. Наша компания занимается как внедренческим, так и управленческим консалтингом.

    Мы беремся и за комплексное управление территориально распределенными проектами в масштабах всей страны в качестве генерального подрядчика, т. е. обеспечиваем разработку и реализацию плана проекта, координируем работы различных исполнителей, отслеживаем соблюдение единой технической политики и методологии ведения проектов, а также осуществляем контроль качества проводимых работ.

Работаете ли вы с нефтегазовыми компаниями?

    Да, работаем. Стоит отметить, что в тех отраслях экономики, которые интенсивно развиваются, потребность в IT увеличивается пропорционально росту их бизнеса. Нефтегазовый сектор — один из них. С одной стороны, мы выступаем как консультанты по эксплуатации IT-систем, применяемых в области добычи и переработки углеводородного сырья. С другой стороны, мы пытаемся войти и в сферу утилизации попутного нефтяного газа, хотя этот проект скорее на перспективу.

    Мы разрабатываем собственный продукт для дальнейшей автоматизации нефтедобычи. У ведущих российских компаний, таких как ЛУКОЙЛ, "Роснефть", ТНК-ВР и других, есть потребность в подобных услугах. Осенью данный продукт увидит свет, сейчас активно обсуждается его название.

Участвует ли ваша компания в федеральных целевых программах, национальных проектах?

    Да, и мы намерены в будущем интенсивнее работать с проектами, имеющими общегосударственное национальное значение. В настоящий момент к числу таких проектов я бы отнес наше сотрудничество со «Связьинвестом»(проект внедрения ERP-системы Oracle E-Business Suite). В рамках реализации программы «Электронная Россия» мы осуществляли подключение бюджетных организаций к сетям общего доступа. Для «Почты России» мы строили территориально распределенную сеть, которая позволит предоставлять бюджетным организациям доступ к сетям общего пользования даже в самых отдаленных уголках России. Кроме того, мы участвуем в проекте создания паспортно-визовых документов нового образца. Что касается национальных проектов, а именно проекта "Образование", то еще рано говорить о полновесном участии IT-компаний в данной федеральной инициативе, пока все находится на уровне концептуальных разработок.

А какой экономический сектор с точки зрения вашего бизнеса наиболее перспективен и динамично развивается?

    Телекоммуникации и нефтегаз. Причем сырьевой сектор, традиционно финансово обеспеченный, идет скорее по пути текущей модернизации технологий, оптимизации бизнес-процессов. Телекоммуникации, в силу специфики своего бизнеса, не могут обойтись без IT, они более восприимчивы к инновациям в этой области, поэтому с ними работать интереснее.

Насколько активны на отечественном рынке зарубежные IT-игроки?

    Я не стал бы преувеличивать опасность проникновения иностранных IT-компаний в российскую экономику. Все-таки местный рынок для крупных зарубежных компаний пока не столь понятен и прозрачен, как им хотелось бы. Крупные западные игроки ориентированы здесь на работу с партнерами, на сотрудничество с возможностью минимизировать риски. С другой стороны, зарубежные IT-игроки имеют мощный потенциал — технический, финансовый, в конце концов "брендовый", и на этом фоне вполне способны потеснить отечественных конкурентов. Тем более что если они придут сюда, то наверняка заручатся поддержкой на государственном уровне. Впрочем, наши позиции на внутреннем рынке вряд ли кто-то может сегодня серьезно поколебать.




Предыдущая новость:
Бизнес системного интегратора – "игра на опережение"
Следующая новость:
Российские инновации уже достигли мирового класса